07:45 26.03.2020

Весь мир и Украина вместе со всеми вступили в борьбу с пандемией COVID-19. Как оказалось, дело давно подзабытое, да еще и в совершенно новых условиях глобального общества.

Разорвать все виды международного сообщения, приостановить работу большинства производственных цепочек и при этом еще и контролировать поведение миллиардов человек оказалось занятием очень затратным. Настолько затратным, что встал вопрос, что хуже: умереть многим от пандемии, или всем завтра столкнуться с небывалым экономическим кризисом, который также неминуемо заберет множество жизней? Тем более этот вопрос актуален для стран, экономика которых и так дышала на ладан.

У Украины нет ни резервов, ни запаса прочности, чтобы пережить длительный карантин, а ее здравоохранение заботливо разрушена заморскими реформаторами. Что делать украинцам в этой непростой ситуации? Общественная экспертиза обратилась к экспертам.

Оправданы ли жесткие ограничения свободы граждан Украины из-за карантина, если общая картина распространения болезни на территории страны еще не известна?

 

Зоряна Скалецкая, экс-министр здравоохранения Украины:

— Какая бы картина не сложилось, мы понимаем, что лучший способ предупредить распространение (коронавируса, - ред) - это уменьшить контакты людей. Опыт других стран доказывать, что опоздание с введением карантина может приводить к ужасным последствиям. Мы видим, что такие страны как Германия, Франция, Великобритания переходят к более жестким ограничениям. В условиях эпидемии, даже более, пандемии ограничения и контроль со стороны государства нужны, чтобы реализовать подход максимального изолирования от лиц, которые имеют или могут иметь вирус и переносить инфекцию.

Сергей Магера, народный депутат Украины

— Как показывает опыт Китая – изоляция оправдана. Этот метод действительно позволяет побороть распространение вируса. Однако, на фоне изоляции в Китае принимали и другие меры. Но в Украине другая реальность и другое восприятие ситуации. Власть ввела жесткие административные ограничения, но это не позволит побороть вирус. Нужны дополнительные меры. Как минимум обеспечение масками, антисептиками, медикаментами. Как максимум увеличение количество тестов на коронавирус. Это поможет быстрее выявлять случаи заболевания и препятствовать его распространению.

Муса Магомедов, народный депутат Украины:

— Это правда – мы не знаем реальной ситуации с эпидемией в Украине. Мы знаем, что есть случаи заболевания в Украине, но оценить их масштаб мы не можем. Причина в том, что мы до сих пор не делаем массовую диагностику. У нас за все время карантина сделано меньше тысячи тестов. Тогда, как в соседней Польше более тысячи тестов проводится только за сутки. В Германии – более двенадцати тысяч тестов в сутки. У нас же катастрофическая ситуация с диагностикой.

Но я хочу сказать, что в ситуации с пандемией отдельные ограничения свобод граждан оправданы, тем более без понимания полной картины распространения коронавируса. Это не мы придумали, весь мир так делает сейчас, даже образцы демократии – США, Европа. Ограничения свобод направлены исключительно на уменьшение контактов между людьми и замедление распространения инфекции, от которой пока нет ни вакцины, ни лекарств. Цель этих ограничений – защитить людей, особенно тех, кто находится в группе риска – пенсионеров, людей с хроническими заболеваниями и других.

Но административные ограничения не должны замещать диагностику и лечение. Мы требуем от правительства как можно скорее исправить эту ситуацию – завезти тесты в Украину, распределить их по областям и обеспечить доступ украинцев к качественной диагностике, чтобы выявлять болезнь на ранних стадиях, начинать лечение и ограничивать контакты зараженного до момента выздоровления.

Карантин наносит удар по экономике. Не получится ли так, что у страны закончатся деньги на сам карантин (и все остальное)?

Зоряна Скалецкая:

— Сейчас все правительства мира ищут баланс между необходимостью остановить пандемию и сохранить экономическое здоровье. Украина - не исключение.

Борьба с пандемией - это дело всей страны, а не только Министерства здравоохранения. Думаю, это уже все поняли. В законах о противодействии коронавируса прописаны определенные нормы по хозяйственной деятельности. Впрочем, очевидно, что только этих норм будет недостаточно. Кабинет Министров вместе с народными депутатами должны работать над общей платформой стабилизации экономики, чтобы минимизировать негативные последствия. Надеюсь, власть будет изучать опыт других стран по применению экономических инструментов.

Сейчас не только украинским политикам, но и чиновникам, как никогда раньше, необходимо сотрудничество. Сотрудничество необходимо в глобальном масштабе. Государства и международные организации уже оказывают друг другу помощь, поэтому думаю, что мы не останемся наедине с этой проблемой.

Сергей Магера:

— Ограничение или приостановка работы предприятий однозначно окажет негативное влияние на экономику. Убытки есть уже. Причем, как для крупных предприятий, так и малого бизнеса. Обещанные властью социальные шаги уже требуют дополнительных затрат. Бюджет необходимо будет корректировать. Насколько сильным будет удар коронавируса по экономике – пока не ясно. В конце концов на ситуацию повлияет и то, как долго Украина будет на карантине и как долго предприятия и организации не будут работать на полную мощность. В ОП говорят, что пока сложно строить долгие прогнозы. Тем не менее, в Офисе заявили, что сценарий, при котором падение экономики составит 5% ВВП в 2020 г. – оптимистичный. Рассматриваются варианты помощи и МВФ, и ЕС, но сильно надеяться на кредитные деньги и помощь не стоит. Следует быть готовым к любому развитию событий.

Анна Герман, экс-народный депутат Украины:

— Это вопрос риторический, и вы знаете на него ответ. Я думаю мы должны спасаться, думая о возобновлении экономических отношений с соседними странами. С Белоруссией, Россией. Мы должны думать о этом уже сейчас, а через пару месяцев о этом думать будет уже поздно.

Муса Магомедов:

— Безусловно, сегодня вторая после здоровья людей угроза эпидемии – это финансовый кризис. Из-за остановки работы предприятий, снижения деловой активности, высоких издержек, связанных с эпидемией и карантинными мерами, ухудшение ситуации неминуемо.

И нам уже нужно готовиться к этому, так сказать, стелить себе соломку, а не ждать, пока мы шмякнемся о жесткую реальность. Правительства всех стран идут навстречу своим производителям и предпринимателям – дают льготы, налоговые каникулы, отсрочки по кредитам, предпринимают многие другие меры, необходимые для выживания. Ведь речь идет не о выживании отдельного бизнеса, завода или компании. Речь идет о выживании страны в условиях эпидемии и кризиса. Речь идет о сохранении рабочих мест и недопущении массовой безработицы. И здесь кредитами от МВФ не обойтись, здесь нужно рассчитывать на себя, отечественных производителей и предпринимателей.

Мы видим, как бизнес взялся помогать государству в борьбе с коронавирусом. После встречи с Зеленским ряд крупных бизнесменов выступили с инициативами купить сотни тысяч тестов, медоборудование, противоэпидемиологические средства. И государство со своей стороны должно принять меры для поддержки бизнеса в условиях экономического спада. Мы должны быть едины и помогать друг другу – только так можно пережить кризис.

Насколько вероятно использование карантина в политических целях: властью, для продвижения непопулярных решений (например, дефолта) или оппозицией для прихода к власти?

Зоряна Скалецкая:

— Надеюсь, что здоровье людей будет оставаться самой большой ценностью для политиков. Сейчас все усилия должны быть направлены на объединение всех государственных и местных органов, частных и общественных организаций в помощь врачам и гражданам. Все страны мира сейчас испытывают трудности, врачи и больницы стоят перед серьезным вызовом. Именно поэтому во многих странах политические противостояния поставлены на паузу, пока гражданам грозит эпидемия. Украинским (политика, -ред) стоит последовать их примеру.

Сергей Магера:

— Борьба с пандемией – серьезный вызов для команды Зеленского. Сегодня принимаются важные для страны решения. Будут ли они действенны и верны – покажет время. В любом случае ситуация стабилизируется. И тогда придется разгребать последствия, анализировать, искать ответственных и конечно же виновных. Тогда будет видно, кто показал себя управленцем и кризисным менеджером, а кто не смог справиться. Возможны ли политические спекуляции? Конечно. Они и уже есть. Нашим коллегам нужно понять: мы все в одной лодке. Мы призываем коллег к человечности. Нельзя строить политические пиар на жизни и здоровье наших граждан.

Анна Герман:

— Безусловно в таких сложных ситуациях, есть политики которые пытаются использовать это для себя, чтобы прийти к власти. И я уверена, что и в этот раз будет так. Поскольку в странах где сильная власть, как например в США, России, лидеры Китая люди наоборот будут ближе к этой сильной власти. А такие слабенькие власти однозначно падут, и на их место придут более опытные игроки. И те, кому поверит народ.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

— Я думаю, что кто-то и хотел чего-то там. Но уже не до игр. Сейчас нужно восстановить нормальность в стране. Поскольку ситуация в стране не нормальная. А это не в интересах ни власти, ни оппозиции. 

Елена Лукаш, экс-министр юстиции:

— Любые ограничительные мероприятия по моей точке зрения - важны. Они должны быть разумными, обоснованными и осторожными. Что касается возможного введения ЧП. У меня при мысли о этом появляется один вопрос - зачем? И я не вижу никакого ответа. ЧП предусматривает введение особого въезда/выезда и ограничение передвижения – это уже сделано. Предусматривает ограничения передвижения транспортных средств – это уже сделано. Оно предусматривает охраны объектов и усиления охраны общественного порядка – это не делается, и не будет делаться. Ограничении забастовок и массовых акций, но если возникнет стихийный бунт, то с учетом “лежачего состояния” нашей полиции это ничего не даст.

И если идет речь о пандемии, а в законе о ЧП есть ряд норм, которые могут касаться пандемии. В законе меры то написаны, но как их реализовывать я теоретически не представляю. В Украину въехали 70 тысяч граждан, украинцев. Установление карантина – это уже сделано. Но люди больше, чем вируса боятся голодной смерти. Законом предусмотрено, в условиях пандемии устранять руководителей которые неподобающе исполняют свои обязанности. Но власть ею не воспользуется, посмотрите только на переназначение Коболева и тихо улыбнитесь. Это все, что регулирует закон о ЧП.

Оправданы ли жесткие ограничения свободы граждан Украины и экономические потери из-за карантина?

Валерий, владелец магазина спорттоваров: "Я бы в этом моменте доверял государству, а не диванным врачам. У меня бизнес, и он тоже простаивает. Но нужно быть ответственным. Я стараюсь не общаться с теми, кто не соблюдает карантин. Сижу дома с семьей. Теряю на зарплатах сотрудников. У меня их четыре человека. Схожу с ума потихоньку, но лучше так, чем нести ответственность за выход людей в условиях карантина. Я подцеплю и принесу в семью. Ради чего? Относительно потерь в бизнесе. Давайте так - если я кого-то заставлю работать в это время, и он заразится, а не дай Бог умрет – меня надо посадить за это и это будет правильно".

Марина, преподаватель иностранно языка: "У меня и до этого часть работы была в онлайне, но отвалилось больше половины заработков. Но я считаю меры оправданы, а их нарушители – глупцы. Нужна уголовная ответственность. Читала, что в Киеве даже пробки небольшие есть. Значит дураков много и значит наш ждет сценарий Италии. Там же тоже всем "по боку" было вначале. Что касается финансовых потерь – считаю, что можно потерпеть месяц".

Жесткие ограничительные меры – оправданный ход в ситуации критического распространения болезни. Вот только в Украине никто не знает, как новый коронавирус расползается по стране. Более того, создается впечатление, что власть сама усугубляет ситуацию, толком не проверяя и не отправляя на карантин возвращенных из-за рубежа соотечественников.

Вместо тотальной остановки транспорта и неминуемого коллапса экономики, президенту и правительству стоило бы сосредоточиться на закупке тестов и масштабной кампании по проверке сограждан. Но тестов практически нет. Россия объявлена врагом и поэтому поставляет свои тесты в Белоруссию, Казахстан и другие страны СНГ, а тестов из "братских" США и ЕС почему-то нет.

Вся надежда на "авторитарный" Китай… При этом, чем жестче будут карантинные меры, тем больше они будут угрожать экономике, "прессовать" население и вызывать соблазн у некоторых политиков воспользоваться ситуацией в собственных целях.